Archive by Author | huevysevsk

Безысходный пломбир

Почему россиянин идет в армию? Простой вопрос и сложный ответ. Многие идут потому что военкомат. Военкомат дает шанс личинке ватника на завершающий этап социализации, шанс превратить его в “яслужилямужик” и дополнительные преференции при заваливании более сисястой пропитухи в туалете сельской дискотеки. Нормальный человек, попавший в армию таким путем в силу возраста и законодательства, которому не нужно самоопределение в животной иерархии и самоутверждение в стаде за счет принадлежности к нему, скорее всего просто окуклится на время и вернется практически не изменившись. Что характерно, никто из них не хочет на войну. Для одного армия это мазохистский ритуал, для другого разной степени печальности необходимость.

Следующий вид государева человека исчезающе мал. Обычно это кадровые наследственные офицеры, которые наивно или не очень полагают, что идут защищать родину. Как и среди всех остальных людей, 95% из них идиоты.

Наиболее же интересным и крайне многочисленным типом военных является всякое офицерье и контрактота, что пошли туда за баблом. Бабло довольно большое, до нескольких тысяч баксов в месяц при не очень высоком звании за ничегонеделание. И не просто ничегонеделание, а полное отсутствие необходимости уметь что-то делать. Если ты тупой, не слишком старый, вместо получения образования занимался милыми сердцу многих россиян делами, такими как бухание и битье морд, но хочешь денег, дорогих машин и гламурных телок, то тебе прямая дорога в армию. Все блага средневекового общества в обмен на позволение доминировать над собой определенному ряду людей, у которых железок на плечах больше, будут обеспечены.

Но, не смотря на такую радужную картину, есть одно “но”. Армия остается армией. И все 3 категории служивых пойдут, героически или не очень, умирать по первому желанию человека на букву Х, и, что характерно, морально готовы к такой возможности только люди из второй группы. Остальным это нахер не надо. Первых вообще ни о чем не спрашивали, когда забирали, а третьи останутся без того, зачем они пошли в армию, причем с неиллюзорным шансом лишиться этого навсегда. 

Самое же мерзкое в этом деле, что среди них довольно много в принципе неплохих людей. Смотря на странички скорее всего погибших десантников, я понимаю, что я бы мог оказаться на месте их друзей и знакомых, тех самых, что сейчас вывешивают у себя скорбящие посты на стенах, а сами они вполне могли в кругу друзей, за кружкой пива, кричать “Героям слава!” , но одни продали свою жизнь за несколько бумажек, а других даже не спрашивали.

Теперь, возможно, они убиты. И убиты, между тем, вполне обоснованно и логично. Могли ли те, кто в них стрелял поступить по-другому? Нет, не могли, они защищали свою страну, да и сами могли понести потери. И в конце концов должны убить, захватить, прогнать всех, кто пришел с оружием. Повезет еще, если автостопом на рефрижераторе можно будет до дому добраться, а так есть все шансы сгнить где-нибудь в придорожной канаве, и тогда голодные бездомные кошки съедят лицо, а в личном деле напишут “дезертировал, местонахождение неизвестно”, ведь Россия всегда чтет своих героев.

Где-то в этом месте должна была быть главная мысль повествования, однако ее нет. В этом кромешном пиздеце уже нет места какому-либо смыслу. Еще год назад происходящее казалось бы полнейшим бредом. Сейчас так уже не кажется. Это и есть бред.

Хуевый Северодвинск

22.08.14

Стокгольмский утенок

Давным давно, в незапамятные времена, когда интернеты были только в странах загнивающего запада, а то и вообще не было, люди получали информацию из газет и телевизоров. Буквы и слова создавались при помощи специально обученных людей в специально предназначенных местах: информационных агентствах, редакциях, каналах, которые, в свою очередь, принадлежали уже кому-то еще и, по сути, их видение того или иного события и появлялось на страницах или экранах. Этот “кто-то еще” был в свою очередь человеком или корпорацией, как, например, в странах с левой стороны карты, либо государством, как в некоторых странах с правой стороны. Нужно быть капитаном очевидностью, чтобы сказать, что любая информация в таком случае, проходит через целых две призмы, которые искажают информацию в зависимости от угла преломления, от привнесения оценок до замены ее пропагандой.

Казалось бы, в XXI веке, когда любой исторический документ можно найти не вставая из-за стола, когда любой прохожий, видя на улице что-либо интересное, тут же начнет это фотографировать, снимать видео и выкладывать в интернет, когда каждое событие заснято с десятков ракурсов, когда, в конце концов, у каждого есть доступ к любому изданию на планете, уже не нужны услуги тех людей, которые расскажут, что же на самом деле произошло, и насколько это хорошо или плохо. Ведь на основе такого количества материала каждый сам может увидеть, разобраться и сформировать свое собственное уникальное мнение, без черного и белого, без однозначных героев и однозначных злодеев, сможет потыкать палочкой в каждое событие прошлого и настоящего и посмотреть, что из этого выйдет.

Однако, на деле все совершенно не так радужно. Большинство просто не захотело утруждать себя какими то поисками, оценками и логическими рассуждениями. Людям оказалась нужна четкая, однозначная, полностью разъясненная картинка какого-то события, с обязательными комментариями, хорошо ли оно или плохо, а кто из участников наш, а кто враг.

Но самую коварную вещь совершил сам объем информации. Во-первых, те самые СМИ теперь могут рассказывать кто хороший, а кто плохой не раз в неделю или месяц, как раньше, а постоянно и в любое время. Во-вторых же, то самое нежелание анализа вкупе с объемом дало очень интересный результат, когда человек обращает внимание только на первое замеченное им упоминание какого-либо события, как утенок, вылупившийся из яйца, назначает своей мамой первое увиденное существо. Итог закономерен, достаточно написать “Х сделал У”, для того, чтобы в мозгах масс сформировалось как неопровержимый факт, даже если на следующий день этот самый Х предоставит исчерпывающие доказательства что его в это время не было даже в том месте, где произошло У. Мало даже кому в голову придет проверить, действительно ли У произошло вообще.

Апофеозом же всего этого становится воплощение в действительность термоядерной смеси Оруэлла и Хаксли, когда два, на первый взгляд противоречащих друг другу мира не только могут существовать одновременно, но и образовали некий симбиоз, когда “Большому брату” просто не нужно контролировать большинство людей силовым методом, достаточно утихомирить тех, кто имеет способность не только потреблять и запоминать информацию, но и размышлять над ней и делать выводы. Основная же масса может быть довольно быстро и эффективно управляться точечными и не очень вбросами нужных новостей.

Результатом такого мироустройства являются целые страны смертельно больные стокгольмским синдромом, когда жертва начинает сочувствовать своему палачу. Да ладно сочувствовать, многие просто беззаветно влюблены в угнетающего их диктатора, совершенно не понимая, как возможно жить без крепкой руки с крепко зажатой в ней палкой. Свобода это рабство, думают они.

И это изменится только тогда, когда незнание перестанет быть силой, а люди из утят превратятся в разумных людей.

 

Хуевый Северодвинск

05.08.2014